2017-12-23

Unresolved Kurdish issue may derail Russian efforts to stabilize Syria


Military alliance between U.S. and Kurdish-led SDF forces against IS has been a primary factor behind Russian efforts to lure the Kurds into the political dialogue with Assad by promising concessions in the issue of autonomy reserved for the ethnic minority in the predominantly Arab country. Today, extension of cooperation between Washington and Syrian Kurds in matters beyond fight against IS in the eastern Syria not only poses a serious threat to Russian plans and it may as well ultimately lead to confrontation between Russian and Iranian interests in near future.

For the last several years Russian stance on the Democratic Union Party (PYD), a leading political Kurdish force spearheading U.S. operations against IS in Syria, has been framed by the Kurds' successful military performance against terrorists and benevolent attitude towards Assad. Moscow was effectively enabled by the Kurds to concentrate its limited military resources on consolidation of the Syrian government's control over central and eastern provinces and promotion of de-escalation process in territories dominated by the Syrian armed opposition in Hama and Idlib.

But recent territorial gains of the U.S.-led SDF forces in Raqqa, occupation of oil-reach territories of the left side of the Euphrates and absence of any public statements of the U.S. officials concerning the future of relations between Washington and PYD after IS prompted Russian diplomacy to scrutinize its views on the Kurds.

While Moscow till recently has been tacitly acknowledging positive contribution of the Kurds to stability in the Kurdish-majority territories in the northern Syria, Russian officials were seemingly uneasy with the SDF forces successfully taking over a predominantly-Arab city or Raqqa and further expanding its control to the east of Syria.

Russian officials fear that Kurdish hold over a devastated Raqqa, control over resources necessary for future reconstruction projects under Assad supervision and creation of self-governance bodies in the non-Kurdish territories coupled with U.S. promises of military support against any attempts of the central Syrian government to push back the Kurds from occupied regions, - all these factors may derail Russian efforts to channel military conflict in Syria into a political process.

Attempts of the Russian diplomacy to court the Kurds by advocating their cause and demands for autonomy may be seen as an attempt to win the PYD over and make them stick to Russian plans of political transition. Constitutional draft presented by the Russian Foreign Minister Lavrov earlier this year and Russian President Putin's recent idea to convene the Syrian Peoples' Congress are all public commitments to the Kurdish political forces to consider their demands during political process.

But Moscow in turn expects the Kurds to renounce their ties with the Americans. Continuation of political and military alliance between Kurds and U.S. may lead to further aggravation of a dialogue between Kurdish parties and Syrian regime. The worst case scenario would be a direct clash of the SDF and Iranian-led armed groups.

Main reason why Russia is disturbed by the possibility that Kurds inspirited by the U.S. commitments to defend Kurdish allies on the ground in their likely standoff with the Syrian government may eventually lead to consolidation of the Iranian influence in the Syrian military and, by extension, disintegration of framework of cease-fire agreements which would necessitate further Russian military involvement in the civil war.

Reluctance of the Kurdish leadership to compromise with the Syrian government and Assad decision to follow Iranian plans to resolve the Kurdish issue exclusively with military tools would lead to further complications in the western Syria. Turkey, who has long been opposing any idea of Kurdish policy, may start a long-preached offensive or alternatively use her Syrian proxies against the Kurdish-held Afrin once Ankara sees that U.S.-led Kurdish forces are attacked by the Syrian and Iranian forces in the eastern provinces. Operation against Afrin would effectively mean that Russia is deprived an effective tool to direct Turkish ambitions in a way concurrent with Russian plans in Syria.

Russia is aware that Syrian government is not ready to cease control to the Kurds and signals all relevant parties it is ready to engage the Kurds to retake Raqqa and oil-fields. Apparently, Syrian decision-makers are driven by Iranians who would like to expand their influence in conditions of political uncertainty. Possible confrontation with the Kurds would likely lead to further consolidation of the Iranian clout within the military apparatus. Expansion of Iranian influence within the military would likely be reinforced by Russia's reluctance to confront directly American assets and make further military commitments to the Syrian government.

It seems, however, that Russian efforts to mitigate a conflict between Kurds and Assad would require U.S. participation in bringing the conflict into purely political dimension. So far, to Russian regret U.S. declines to publicly outline its relations with the Kurds, it is speculated, moreover, that U.S. may be interested in limited cooperation with the PYD to aggravate relations between Iran and Russia and thus sabotage their coordinated efforts to end the civil war on conditions favorable for the Assad regime.

Moscow has intensified its diplomatic efforts to coordinate own moves with regional players. Synchronization of policies should prevent guarantor-states of the Astana mechanism from breaking out from a framework of agreements designed to increase predictability of the conflict. A prospect of clashes between Kurdish forces and Syrian government, if parties fail to solve Kurdish issue during political negotiations, urges Russia to follow every change in U.S. policy in Syria. All these issues make a task of solving the Syrian crisis daunting as never before.

2017-12-07

Греция ждет Эрдогана с надеждой и тревогой


Турецкий президент впервые после 65-летнего перерыва посещает Грецию. В ходе визита 7–8 декабря Реджеп Тайип Эрдоган планирует обсудить со своим греческим коллегой Прокописом Павлопулосом и премьер-министром Алексисом Ципрасом ряд вопросов, начиная от поставок газа, заканчивая проблемой миграции. Накануне визита греческая сторона выразила надежду на то, что исторический визит внесет позитивный вклад в двусторонние отношения. Но наряду с этим Афины выразили обеспокоенность тем, что турецкий лидер может превратить визит в часть своей внутриполитической кампании.

Будучи одной из немногих стран, через которые из Турции поступает газ на рынки Европы, Греция представляет собой естественного партнера в вопросе транзита топлива. Достигнутые в июне этого года договоренности между Грецией, Израилем и Кипром по строительству газопровода из Восточного Средиземноморья к берегам Греции к 2025 году серьезно беспокоят Турцию. Во-первых, исключение Анкары из достигнутых договоренностей воспринимается как посягательство на ее статус регионального энергетического хаба. Во-вторых, связанные с транзитом разработки газовых месторождений в водах Кипра не учитывают мнение Турецкой Республики Северного Кипра и, по существу, самой Турции.

Другой важной темой, которую турецкая сторона может затронуть в ходе визита, станет судьба восьми турецких офицеров, которых Анкара обвиняет в участии в прошлогодней попытке переворота. Группа офицеров смогла тогда улететь в Грецию на военном вертолете Вооруженных сил Турции. В начале 2017 года, после продолжительного рассмотрения дела, Высший суд Греции отказал в депортации беглых офицеров, несмотря на настойчивые требования Анкары. Неофициально Афины говорят о невозможности депортации офицеров в связи с плачевной ситуацией в системе правосудия Турции.

При этом греческая сторона всячески пытается сгладить противоречия в двусторонних отношениях в вопросах национальной безопасности. За несколько дней до визита полиция арестовала девятерых членов турецкой террористической организации «Партия-Фронт Революционного Народного Освобождения». Власти Греции полагают, что группа готовила покушение на Эрдогана в ходе визита. Среди арестованных – Хасан Бибер, обвиняемый Турцией в нападении в 2013 году на штаб-квартиру правящей партии и здание Министерства правосудия.

Темой двусторонних переговоров станет и сотрудничество в области развития путей сообщения. Как сообщают греческие и турецкие СМИ, в ходе визита ожидается подписание договоров о развитии сухопутного транспорта между городами Салоники и Измир, строительстве железной дороги между Салониками и Стамбулом.

Однако не только надеждой на результативные переговоры сейчас живут официальные Афины. Как следует из опубликованной в газете Ethnos статьи президента Павлопулоса, руководство Греции опасается, что визит Эрдогана в Западную Фракию может привести к неприятным неожиданностям. В статье, вышедшей 3 декабря под заголовком «Эрдоган должен продемонстрировать уважение к положениям Лозаннского договора», глава греческого государства описал визит как историческую возможность улучшить не только двусторонние отношения, но и связи между ЕС и Турцией. Павлопулос отметил, что «турецкий президент сделает заявления относительно уважения положений Лозаннского договора, который закрепляет границы, территории и суверенитет не только Греции, но и ЕС».

Беспокойство Павлопулоса вполне понятно. Турецкий лидер за последние несколько лет сделал ряд неоднозначных заявлений относительно основополагающего договора в рамках его политики консолидации поддержки среди националистов. 

Как следует из вышеупомянутой статьи, греки с особым вниманием будут следить за выступлениями Эрдогана в Западной Фракии. «Выражаю надежду на то, что заявления турецкого лидера будут в гармонии с положением вещей в стране, которая принимает Эрдогана в качестве гостя», – отметил греческий президент. За дипломатическим языком заявлений скрываются опасения греков относительно того, что турецкий президент может сделать ряд провокационных заявлений в националистическом духе о положении 120-тысячного турецкого меньшинства в греческой провинции.

Месяц назад в Западной Фракии находился с визитом турецкий вице-премьер Хакан Чавушоглу, который в ходе общения с представителями турецкого меньшинства заявил о том, что Турция с ее 80-миллионным населением и сильным президентом всегда будет поддерживать своих братьев по крови. Политик также раскритиковал действия греческих властей относительно турецкого меньшинства, особенно в вопросе строительства мест богослужения. Греческие СМИ со ссылкой на дипломатические источники отметили, что МИД остался крайне недоволен действиями турецкого вице-премьера, превратившего свой визит в «политическое шоу».

Греческая сторона надеется, что Эрдоган воздержится от соблазна использовать предстоящий визит для зарабатывания политических очков во внутриполитическом противостоянии с оппозицией. Тем более сегодня, когда турецкое руководство оказалось в опале у Запада, визит в Грецию может стать хорошим началом для нормализации отношений с ЕС.